18+

Джеймс Пирс: «Санкции подогрели антизападные настроения россиян»

Отношения между странами будут налаживать новые поколения

Джеймс Пирс — политолог, историк. Молодой человек, ему 27 лет. Родился в Британии. Учился в Кембридже. Продолжает заниматься наукой. Изыскания его тесно связаны с Россией. Его интересует прошлое и настоящее нашей страны. Вот уже 6 лет он более или менее постоянно живет в России, и значительную часть этого времени — во Владимире. Всегда интересно узнать о себе со стороны, поэтому «Призыв» решил поговорить с Джеймсом Пирсом.

— Джеймс, почему вас заинтересовала Россия?

— Это страна с богатой историей, а кроме того, её влияние на происходящее в мире явно несоразмерно тем знаниям, которые мы о ней имеем. Для меня очевидно, что изучение России поможет нашем странам лучше понять друг друга. Недоверие мешает налаживать сотрудничество, а порождается оно из-за непонимания друг друга. Сейчас, как, впрочем, и на многих более ранних этапах, на Западе преобладает негативное отношение к России. Это отдаляет два наших мира, хотя, на мой взгляд, Россия — это часть Европы, и ментально россияне, безусловно, европейцы. У Великобритании и России были периоды, когда они выступали союзниками, и при желании мы сейчас могли бы иметь больше общих интересов.

Обсуждение глобальной политики. Справа — Джеймс Пирс

 — Как строится ваша работа?

— У меня налажены отношения с целым рядом научных учреждений и в России, и в Соединённом Королевстве. Я, например, преподавал в родном университете в Кембридже, темой моих лекций была советская история. Читаю лекции в Москве, два раза устраивал презентации своих исследований во Владимирском государственном университете. Они были посвящены 100-летию революций в России — февральской и октябрьской. В Великобритании этому событию — вековому юбилею — было уделено очень большое внимание. Открывались экспозиции в музеях, по телевидению шли документальные фильмы… Дело в том, что в Англии революция (у нас её именуют Английская гражданская война) произошла значительно раньше, в XVII веке, и были предположения, что именно в нашей стране произойдут события, которые предрекал Карл Маркс. Но это случилось в России, оказав на Великобританию лишь косвенное влияние, например, значительно усилив позиции лейбористской партии…  Что любопытно, на фоне негативного потока информации о современной России революционные события столетней давности в Англии освещались довольно нейтрально.

— Это как раз объяснимо. Революция произошла здесь, а уроки извлекли на Западе: многие социальные завоевания там объясняются нежеланием доводить противоречия труда и капитала до крайней точки.

— Да, согласен. Но какие-то моменты при освещении революции в России мои соотечественники всё равно опустили. Например, не затронули такой аспект, как роль Великобритании в революционных событиях 1917 года и в гражданской войне, а она была, эта роль, и довольно существенная… Вообще, на мой взгляд, история России в Англии, в частности в школах, изучается мало и очень схематично. Вся история XX века укладывается в два понятия — революция и Сталин.

— Вы не оригинальны. У нас историю Англии XX века тоже ёмко отразят два понятия — союзники в войне и Черчилль. И мы тоже не любим «светить» те ошибки, которые допустили во внешней политике. Вообще, история, если мы говорим о массовом её восприятии, — это всегда сборник мифов. Каждая страна показывает свою значимость.

— Соглашусь. Достаточно посмотреть, как освещаются события Второй мировой войны. Ваша страна говорит о решающем вкладе Советского Союза в победу над фашизмом; для россиян несомненно то, что именно они одолели Гитлера. Американцы подчёркивают свою ведущую роль — это их предмет гордости. Великобритания, разумеется, отстаивает свои приоритеты. Наш нарратив – два года мы одни противостояли Гитлеру, когда пала вся Европа. Потом присоединились союзники – ну что ж, спасибо, помогли.

История Великобритании XX века для россиян — это, прежде всего, Черчилль. Фото: static.life.ru

— Да, не очень объективно. Но давайте перейдём к современности. Как политолог оцените, пожалуйста, отношения России и Запада.

— В своей оценке я соглашусь с режиссёром Андроном Кончаловским. Запад не понимает Россию: разная история, разная система ценностей, разное мировосприятие. По всей видимости, когда происходило сближение Западной Европы с постсоветской Россией 30 лет назад, эти особенности не были учтены. И наступило охлаждение, а сейчас и обострение отношений. Сегодня позиция Запада к России — самая негативная за всё время, пока я себя помню. И это, повторю, из-за непонимания и, главное, нежелания понимать Россию. Ещё идёт подмена понятий: отношение к целой стране, к народу складывается из оценки его лидера или правительства. Это неправильно. Следует всё же различать власть и людей. Я сейчас не даю оценку Владимиру Путину и руководству государства — это не мой уровень. Но простые англичане, получая критическую информацию именно о политике и политиках России, не имеют представления о стране в целом.

— Россию не желают понять потому, что действительно глубока ментальная пропасть, или всё же есть другие резоны? Ведь мышление россиян в 1990-е годы мало чем отличается от нынешнего, однако тогда позиция Запада к нашей стране была другой.     

— Наверное, есть и чисто политические соображения. Наличие сильного врага отвлекает внимание от внутренних проблем — это действенно и для России, и для Запада. Поэтому «страшилка» в виде восточного соседа многих в Европе устраивает. Другие антагонисты не столь очевидны. Мусульманские радикальные группировки? Это не серьезный противник. Китай? Нет. Это скорее экономический партнёр и конкурент одновременно. А Россия — удобный враг, и политикам не надо объяснять, почему это так. Мы её не понимаем. Она странная. Она не как мы. И у неё сильная армия. Хотя у нас в СМИ постоянно подчёркивают, что в России слабая экономика и сама она — отсталая, но её вооружённые силы вызывают опасения — это факт. И эти опасения в Великобритании усиливаются ещё и из-за событий, связанных  с выходом из Европы. Из-за Brexit мы теряем союзников и становимся слабее перед противниками.

— Можно ли сказать, что нынешний период охлаждения наших отношений — временный, или наоборот, это обычная ситуация, а вот потепление российско-британских связей, скорее, исключение?

— Отношения могут меняться, и на моей памяти это происходило. Скажем, в конце 2000-х интерес к России в Великобритании вырос, и Россия воспринималась более позитивно, даже несмотря на её конфликт с Грузией. Потом снова наступил спад. В глобальном смысле обе страны всё равно заинтересованы в нормализации отношений.

Санкции не сыграли той роли, которую им отводили. Фото: golos.ua

— Но на пути к этому много препятствий. Например, санкции. По-вашему, их принятие как-то повлияло на политику России?

— Нет, это оказалось чисто символическим действием. Чего хотели западные государства, принимая санкции? Чтобы люди в России выступили против руководства страны, поскольку их жизнь ухудшилась, цены стали выше, благосостояние упало, какие-то товары оказались недоступны. Но этого не случилось. Санкции, скорее, обозначили нашу слабость: Британия несколько раз ужесточала их, отозвала часть своих дипломатов из России — а результата нет!

— Я вам больше скажу, многие люди стали связывать все негативные моменты с санкциями. Скажем, повышение стоимости обычных, несанкционных товаров, хотя это было спровоцировано падением рубля из-за колебаний цен на нефть.

— Да, и это только подогрело антизападные настроения среди россиян. То есть эффект от санкций получился обратный. Думаю, это тоже произошло от незнания, от непонимания России.

 — Как же выходить из этой ситуации?

— Постепенно, в том числе налаживая взаимоотношения на уровне простых людей. Нужно, чтобы происходил постоянный обмен: с Запада в Россию и из России на Запад приезжали бы студенты, преподаватели, специалисты из разных сфер. Мы будем больше узнавать друг о друге, опасения будут уходить. Знаете, поскольку я преподаю, то часто общаюсь с молодёжью — между молодыми англичанами и россиянами много общего. Они слушают одну и ту же музыку, читают одни и те же книги, и воззрения у них близкие. Молодежь не хочет зажимать себя рамками границ, она желает свободно перемещаться по миру, смотреть, общаться, жить без военных угроз. Почему, допустим, такое неоднозначное отношение в Великобритании к Brexit. Отказ от общей Европы — это выбор старшего консервативного поколения. А молодёжь стремится к открытости. Сейчас, когда состоялся референдум по Brexit и люди в возрасте сплочённо проголосовали, определив исторический выбор Соединённого Королевства, молодых захлестнули эмоции. Они поняли, что тоже должны более активно участвовать в политической жизни, поскольку для них это очень и очень важно. И в России политическая активность молодёжи нарастает. Она тоже, по большому счёту, связана с выбором — двигаться ли в сторону Европы или искать другие решения. Мне кажется, у молодёжи будет больше точек соприкосновения, чем у возрастных британцев и россиян, над которыми довлеют установки прошлых лет, ушедшего уже XX века.

Brexit расколол Великобританию. Фото: offshoreview.eu

— Но, судя по реакции российских СМИ, многие в нашей стране, наоборот, позитивно отнеслись к решению британцев по Brexit.

— Возможно, они решили, что с выходом из общей Европы отношения Великобритании и России улучшатся. Но это мечта, иллюзия. С чего вдруг? Как это повлияет? Brexit скажется на экономике, на внешнеполитических делах, связанных с Европой, но никак не с Россией.

— Каков ваш прогноз на развитие ситуации внутри России?

— Это ваш выбор. Что захотите, то и решите. Я не россиянин. Мы хотим и решаем там, в Британии. Изменения, безусловно, будут даже в силу естественных причин: приходят новые поколения, их мышление отличается от того, как думали и поступали их родители. Будет интересно – вот всё, что могу сказать.

Записал Николай Лившиц 

Обсуждение 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение