16+

Разменявший Пауэрса и опекавший Шульгина

Сотрудник КГБ из Владимира причастен к событиям мирового масштаба

Скоро исполнится 20 лет с того момента, как ушел из жизни Владимир Иванович Шевченко — ветеран органов госбезопасности, прошедший всю Великую Отечественную войну в качестве офицера военной контрразведки, бывший заместитель начальника управления КГБ по Владимирской области, полковник в отставке, награжденный многими орденами и медалями. Полковник Шевченко вошел в историю как участник операции по обмену американского воздушного шпиона Пауэрса на советского разведчика Абеля, как работавший во Владимире с легендарным писателем и политическим деятелем царской России и послереволюционного десятилетия Шульгиным.

В военной контрразведке

Володя Шевченко родился в июне 1914 года в Верхотурском уезде Пермской губернии в селе Богословский завод в Восточном Урале. Трудовую деятельность начал 16-летним пареньком на заводе № 7 имени Коминтерна Государственного акционерного общества «Мельстрой» в Воронеже в качестве токаря. В 1939 году работника завода имени Коминтерна Владимира Шевченко призвали на службу в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. А в 1941 году в канун Великой Отечественной войны — зачислили в военную контрразведку.

О тяжелых и тревожных днях июня 41-го Владимир Иванович, обладавший незаурядным литературным талантом, позже так писал в одном из своих автобиографических рассказов: «Знойный июль 1941 года. Под натиском превосходящих сил противника мы отступали на восток. Я находился тогда в оперативной группе особого отдела армии. Наш маленький отряд задержался в прифронтовом городке для выполнения специального задания. Руководил чекистской операцией сам начальник отдела комиссар 3-го ранга Прилепа. За сутки напряженной работы опергруппа выполнила поставленную задачу…»

Владимир Шевченко. 1940 год

Известно, что во время войны Шевченко служил на должностях оперативного и руководящего состава в подразделениях НКВД-НКГБ, а также в контрразведке СМЕРШ 22-й армии и 2-й Воздушной армии Западного фронта и 3-й Воздушной армии 1-го Прибалтийского фронта, участвовал в обороне Смоленска и Москвы, в ряде наступательных операций на северо-западном направлении, в освобождении Прибалтики, в Восточно-Прусской наступательной операции.

Довелось ему разоблачать и задерживать немецких диверсантов, а после войны в 1945 году по личному заданию маршала Георгия Константиновича Жукова выяснять, кто именно из советских офицеров поссорился с союзниками-англичанами, не хотевшими пускать «русского» в свой элитный ресторан в оккупированной зоне. Тогда майор Шевченко взял ответственность на себя, и отправил боевого капитана Советской Армии, оказавшегося в английском секторе, домой, не портя ему биографии. Маршалу перед союзниками доложил, что, мол, установить личность офицера не представилось возможным из-за массовой передислокации частей. И хотя Жуков всё понял, действия майора одобрил.

Подопечный из U-2

В послевоенное время Владимир Шевченко продолжал службу в органах госбезопасности во Владимире. Здесь ему довелось сопровождать из Владимирской тюрьмы американского летчика-шпиона Пауэрса, предназначенного для обмена.

Высотный самолет U-2 пилота ВВС США Фрэнсиса Гэри Пауэрса сбили зенитной ракетой во время разведывательного полета под Свердловском 1 мая 1960 года. Летчик выбросился с парашютом и был задержан. Военная коллегия Верховного суда СССР осудила Пауэрса на 3 года тюрьмы и 7 лет лагерей. Во Владимирский централ Пауэрса привезли сразу же после суда, в сентябре 1960-го. Он пробыл здесь до февраля 1962 года, пока его не обменяли на советского разведчика Абеля, арестованного в США.

Гэри Пауэрс на суде

Когда Пауэрса оказался во Владимирской тюрьме, он находился на грани психического срыва: его мучило то, что он нарушил полученный перед вылетом приказ подорвать в случае провала самолет и себя, а также не воспользовался отравленной иглой, зашитой у него в воротнике. Да еще и подтвердил, что совершал полет с разведывательными целями. Даже отец американца, приезжавший на суд, первым делом спросил: «Почему ты не покончил с собой?» Допустить, чтобы Пауэрс покончил с собой в советской тюрьме, было нельзя. И перед Шевченко поставили задачу установить контакт с американцем.

Позже Шевченко вспоминал об их общении: «Разговаривали преимущественно о бытовых вещах — как спал, что ел, кино смотрели в тюремном кинозале. А всякие пропагандистские разговоры исключались строжайше. Пауэрс был уверен, что в тюрьме ему обязательно начнут промывать мозги в надежде сделать из него коммуниста. А если это не получится, то под каким-нибудь благовидным предлогом его отправят на тот свет. Но я такие темы обходил, и он успокоился».

Обмен на мосту

О предстоящем обмене Пауэрс ничего не знал, но не удивился, когда однажды Шевченко объявил ему: «Будьте готовы, завтра уезжаем в Москву». Поехали обычной электричкой, единственный конвойный — все тот же Шевченко, причем без оружия. Еще по дороге на вокзал Шевченко проинструктировал Пауэрса: смотреть на пейзаж за окном и — ни слова. Что Пауэрс сбежит или его попытаются выкрасть, было маловероятно. Тревожило полковника другое. Еще в тюрьме уголовники допытывались у надзирателей, в какой камере сидит Пауэрс, говорили: «Дали бы его нам, мы его грохнем — и дело с концом. Вот и боялся Шевченко подобных «патриотов».

Обмен Пауэрса на Абеля

Но до Москвы доехали без приключений, а оттуда вылетели в Берлин. В самолете, кроме экипажа, находились трое: сотрудник КГБ, близко знакомый с Абелем, Пауэрс и Шевченко. В Берлине их встретили представители советского посольства.

Ранним утром 10 февраля 1962 года в сторону Потсдама из Берлина выехали две машины. В первой сидели два дипломата — они отвечали за технику проведения обменной операции. Во второй машине — Шевченко, его коллега и Пауэрс. Машины направились к мосту Глиникер, соединяющему берега озера Ванзее. Пограничники ГДР, имея указание, пропустили к центру моста двух советских дипломатов. Со стороны Западного Берлина им навстречу вышли два американских. Они встретились ровно посредине моста.

После урегулирования формальностей дипломаты подали условный знак — можно идти остальным. Пошли. Со стороны ГДР — Шевченко, слева — его коллега, между ними — Пауэрс. Со стороны Западного Берлина — командир разведывательной эскадрильи, где служил Пауэрс, знавший его в лицо, Абель и адвокат Донован, защищавший Абеля на судебном процессе. Не доходя примерно 25 шагов до дипломатов, остановились — стороны должны удостовериться, что на самом деле Абеля меняют на самого настоящего Пауэрса. И хотя в процессе обмена не обошлось без пары неприятных инцидентов, в целом операция прошла успешно.

Полковник в отставке

Во Владимире Владимир Шевченко курировал бывшего депутата царской Государственной Думы Василия Витальевича Шульгина, в прошлом известного политического деятеля, врага Советской власти и эмигранта первой волны. Он был арестован в Югославии в 1945 году и приговорен к 25-летнему заключению, который отбывал во Владимирском централе. После 12 летней отсидки Шульгин был освобожден и в 1960 году вместе с женой получил квартиру на первом этаже 4-этажной «хрущевки» на Кооперативной улице (ныне улица Фейгина) во Владимире, где и жил до самой смерти в 1976 году.

Дом, в котором во Владимире жил Василий Шульгин

30 июня 1961 года полковник Шевченко участвовал в пресечении массовых беспорядков в Муроме, где произошел конфликт местных жителей с милицией. Тогда удалось все закончить без кровопролития. И хотя виновных потом судили, жертв среди населения и правоохранителей удалось избежать.

Полковник В. И. Шевченко проходил службу до июля 1965 года, после чего был уволен в запас по состоянию здоровья с должности заместителя начальника УКГБ при Совете Министров СССР по Владимирской области. Уже находясь на пенсии, Владимир Иванович написал ряд книг, в частности, «Рассказы о чекистах». От обществ «Знание» и книголюбов он много ездил по Советскому Союзу с выступлениями и лекциями о деятельности органов безопасности. Полковник Шевченко был награжден двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны 2-й степени, венгерским орденом «Венгерская Свобода» 1-й степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За безупречную службу» 1-й и 2-й степени, знаком «Почетный сотрудник госбезопасности».

Полковник запаса В. И. Шевченко во время выступления. 1977 год

Ветеран скончался в 1998 году во Владимире, но память об этом самоотверженном, преданном своему делу, прямом и разносторонне талантливом человеке сохраняется до сих пор. Хотя в первую очередь он для всех остался тем, кто менял Пауэрса на Абеля…

Михаил Одинцов

На коллаже вверху — Абель и Пауэрс

Просмотры:

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *