18+

Корабли пошли ко дну от оледенения и перегрузки

Трагедия ноября 1914-го

В истории отечественного, как, наверное, и любого другого, флота есть немало позабытых трагедий. Одна из них — гибель эскадренных миноносцев Балтийского флота «Исполнительный» и «Летучий» в ноябре 1914 года.

Каждый из кораблей пошел на дно со всем экипажем (спасся лишь один рулевой с «Исполнительного», всего морская пучина поглотила 141-го моряка). Тогда набирала обороты Первая мировая война, новые потери, а потом и революционные потрясения заслонили трагедию ноября 1914-го. И лишь недавно историки В. Блытов и О. Блытова обнародовали полные списки погибших на двух эсминцах.

Оказалось, что в их числе было восемь матросов из Владимирской губернии — из Вязников, Мстеры, Гороховца, Петушков, Муромского и Меленковского уездов. По четыре наших земляка служили и на «Исполнительном», и на «Летучем», разделив их судьбу…

Старый проект

Оба погибших эсминца относились к кораблям проекта «Лейтенант Бураков», которые строились во время русско-японской войны по заказу Морского ведомства России во Франции. Заказ выполняла известная французская кораблестроительная фирма «Форж э Шантье Медитеране» в городке Ла-Сен-сюр-Мер близ Тулона на Лазурном берегу Средиземного моря.

Гавань Ла-Сен-сюр-Мер — место рождения «русских французов»

Всего тогда Россия заказала Франции 11 таких миноносцев, 8 из которых строились в Ла-Сен-сюр-Мер. Это были двухвинтовые корабли водоизмещением 336 тонн с двумя паровыми машинами мощностью в 3000 лошадиных сил и 26-узловой скоростью, имевшие на вооружении одно трехдюймовое орудие и пять пушек калибра 47 мм, а также два поворотных торпедных аппарата калибра 450 мм.

На момент постройки эти эсминцы представляли собой своего рода стандартные боевые единицы своего класса, подобные которым строились тогда по всему миру. Несший во время войны с Японией большие потери русский военный флот надо было срочно пополнять новыми кораблями, поэтому большую их часть заказывали по имеющимися старым проектам, не имея времени на разработку новых.

К началу Первой мировой войны эсминцы проекта «Лейтенант Бураков» безнадежно устарели (даже установка второго 75-миллиметрового орудия и шести пулеметов, которые заменили малокалиберные 47-миллиметровые пушки, а также капремонт в 1912-1913 гг. мало изменили ситуацию). Тогда уже вовсю вступали в строй новейшие эскадренные миноносцы типа «Новик», каждый из которых был сильнее сразу трех «французов».

Эсминец «Исполнительный» в мае 1914 года на рейде Ревеля

Тем не менее боевых кораблей и в 1914 году в Балтийском флоте не хватало, поэтому командование активно привлекало 4-й дивизион Минной дивизии, состоявший из миноносцев французской постройки типа «Лейтенант Бураков» для решения различных насущных задач. В том числе — для проведения скрытых минных постановок, борьбы с подводными лодками, а также в качестве посыльных кораблей.

Гибель «Исполнительного»

Утром 29 ноября 1914 года 8 миноносцев 4-го дивизиона, приняв мины заграждения, вышли в море. Им было приказано выставить минные заграждения на подступах к Либаве — одной из баз Балтийского флота. Дивизион вышел Сомарэнским фарватером в Финский залив и направился к его южному берегу.

Эсминцы 4-го дивизиона Минной дивизии Балтфлота в кильватерной колонне

Погода стояла плохая, дул сильный ветер, начался шторм. Опасаясь атаки немецких подводных лодок, эсминцы шли с достаточно большой для штормового моря скоростью 17 узлов, их сильно качало, волны наваливались на небольшие кораблики с такой силой, что вода попадала даже в дымовые трубы. Перегруз миноносцев, которые приняли каждый более 7,5 тонны мин, усугублял ситуацию. На палубе кораблей стал намерзать лед, заледенели стволы пушек. В 12.45 неожиданно грянула беда.

Очевидец дальнейших событий — радиотелеграфист Сергей Лукашевич, позже в течение нескольких лет работавший редактором главного журнала отечественного ВМФ «Морской сборник», вспоминал о роковом полдне 29 ноября 1914-го:

«Я находился на жилой носовой палубе, когда примерно около часа в люк послышалось несколько голосов — «Исполнительный» взорвался.  Взбежав стремительно по трапу на верхнюю палубу, я увидел следующую картину. «Исполнительный» держался на воде вверх килем; вокруг гибнущего корабля плавали различные деревянные предметы и на них искал спасение утопающий в замерзающей ледяной воде экипаж. На киле эсминца маячила фигура матроса, лавирующего по красному днищу и хлопающего рукавицами. Это был кочегар Бесенков, которого вскоре смыло набежавшей волной в воду.  В 12.56 «Летучий» по радио открыто передал: «Миноносец «Ловкий» начальнику дивизиона. «Исполнительный» погиб». Спасено 7 человек. Причина неизвестна. Взрыва не было».

Гибель «Летучего»  

Сергей Лукашевич рассказывал дальше, что когда его корабль подошёл к месту гибели «Исполнительного», то описывавший в этом месте циркуляцию «Летучий» вдруг как-то неестественно нырнул носом в воду, причем корма по самую трубу обвалилась, точно обрубленная взмахом гигантского топора. Все заволокло черным дымом и угольной пылью. Взрыва при этом никто не слышал.

Начальник дивизиона по радио передал: «Миноносцам отойти от места гибели «Летучего» и не приближаться к нему». Жутко было смотреть на погибающих и на их отчаянную борьбу с рассвирепевший стихией. «Летучий» продержался на воде не более трех минут. Сигнальщик с его мостика продолжал что-то семафорить, когда командирский мостик с ним стал погружаться в воду.

Еще долго были видны на гребнях волн одинокие матросы, державшиеся среди волн на обломках рангоута, досок и деревянных решеток (рыбин) и боровшиеся за жизнь.

Они все погибли за исключением рулевого боцманмата Карпова с «Исполнительного», подплывшего к «Легкому», который и спас его. Он продержался в воде при адском холоде почти 20 минут.

Наши земляки

Как позже было установлено, оба эсминца из-за перегрузки и интенсивного обледенения в условиях сильного шторма потеряли остойчивость и перевернулись, при этом корабли разорвало. Если бы командиры других эсминцев не боялись мифических атак вражеских субмарин, которых на самом деле рядом не было, то многих моряков с утонувших эсминцев можно было бы спасти. Но этого, к сожалению, не случилось. Фактически на уцелевших кораблях попросту предали своих гибнущих товарищей.

В числе ушедших на дно вместе с эсминцами было восемь наших земляков. На «Исполнительном» погибли призванный на флот в 1906 году из Муромского уезда артиллерийский унтер-офицер 1-й статьи Василий Иванович Баринов (у него остались дочь и сын); призванный в 1910 году из деревни Петушки (нынешнего райцентра) Покровского уезда кочегарный унтер-офицер 2-й статьи Дмитрий Николаевич Тюряев (он был холост); призванный в 1908-м из деревни Высоково Ляховской волости Меленковского уезда комендор (артиллерист) Тихон Денисович Кондратьев (у него остались жена и сын); призванный в 1914 году из деревни Голяево Муромского уезда новобранец матрос 2-й статьи Афанасий Михайлович Яматин (у него осталась молодая жена, а детей они завести не успели).

Еще четверо выходцев из Владимирской губернии погибли на «Летучем»: призванный на флот в 1912 году из мещан города Вязники машинный унтер-офицер 1-й статьи Ананий Иванович Абрамов (он был холост); призванный в 1908 году из деревни Битюково Чаадаевской волости Муромского уезда трюмный унтер-офицер 1-й статьи Павел Михайлович Чижев (у него остались жена и дочь); призванный в 1914-м из мещан города Гороховца новобранец матрос 2-й статьи Иван Федорович Ладушин (жениться он не успел); также призванный в 1914-м из слободы Мстеры Вязниковского уезда молодой матрос 2-й статьи Александр Никифорович Тюлин (он тоже погиб холостым).

Вечная память

В ноябре 2014 года, ровно сто лет после гибели эсминцев, финские дайверы из группы Badewanne обнаружили затонувший эсминец «Исполнительный» в устье Финского залива и сфотографировали его обломки, в частности одно из 75-миллиметровых орудий и пулемет «Максим».

Финский водолаз у пулемета «Максим» эсминца «Исполнительный»

Во внутренние помещения корабля финские водолазы не спускались, проявляя уважение к погибшим там морякам.

Обломки «Исполнительного»

Однако ни одного памятника экипажам «Исполнительного» и «Летучего», которые выполнили свой долг до конца, самоотверженно решая поставленную им боевую задачу, нет до сих пор. И это одна из многочисленных несправедливостей в нашей истории.

Николай Фролов

Обсуждение 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение