16+

Как под Вязниками исчезли Сергиево Пузо и Комары

На месте Комаров сейчас бобры

Сейчас уже мало кто знает, что в Вязниковском районе прежде имелись сразу два села с необычными названиями, связанными с преподобным Сергием Радонежским. Это Сергиевы Горки, существующие до сих пор, и уже исчезнувшее селение с необычным именем Сергиево Пузо.

Находилось оно в окружении леса примерно в двух верстах к северо-востоку от деревни Большевысоково нынешнего Октябрьского сельского поселения Вязниковского района. Просуществовало такое село чуть более двух веков с четвертью. А теперь лишь немногие старожилы помнят о Сергиеве Пузе, и даже на самых подробных топографических картах его место, пусть хотя бы в виде урочища, не обозначено.

Образ на пожарище

В XVII столетии на месте этого села находилась деревня Пузаново, Бороденково тож. В начале царствования Петра Великого она перестала существовать, скорее всего, погибла во время пожара, а местные крестьяне переселились в соседние деревни.

Затем, по преданию, там нашли неизвестно откуда взявшуюся икону преподобного Сергия Радонежского. Крестьяне окрестных селений восприняли это как чудо. На Руси по обычаю на месте найденных икон обычно строили храмы.

На этом месте стоял храм во имя преподобного Сергия Радонежского погоста Сергиево Пузо

В 1702 году была срублена деревянная церковь в честь святого преподобного Сергия Радонежского и на месте деревни Пузаново. Новое село, а точнее погост, нарекли по старому названию исчезнувшего селения и наименованию храма Сергиево Пузо (пуз — средневековая мера сыпучих тел, 1 пуз равнялся примерно 36,7 кг).

Первым иереем нового храма стал священник Иоанн Михайлов, прослуживший в Сергиеве Пузе до 1720 года, и его преемником стал иерей Марк Иванов. Всего же историкам известны 10 настоятелей Сергиевского храма.

Новый храм

В 1768 году вместо первоначальной обветшавшей Сергиевской церкви была построена новая деревянная в то же наименование. А в 1825-м на средства крестьян приходских деревень Анафоново, Беляиха, Дорков, Жарцов и Комаров при священнике Андрее Петровиче Горском возвели новую каменную церковь с теплым (отапливаемым) приделом во имя святых апостолов Петра и Павла и с каменной же колокольней.

Там сохранялась явленная икона Сергия Радонежского — та самая, с обретения которой началась история церкви. Этот образ пользовался особенным почитанием прихожан. Дольше всех из настоятелей в Сергиеве Пузе прослужил священник Петр Никитич Щеглов — он был настоятелем Сергиевского храма с 1848-го по 1880 год и имел бронзовый крест в память о Крымской войне.

Причт Сергиевской церкви состоял из священника, дьячка и двух пономарей, семьи которых и составляли все население погоста Сергиево Пузо, в котором, таким образом, имелось всего четыре жилых дома.

До конца 1920-х гг. Сергиево Пузо относилось к Судогодскому уезду Владимирской губернии, а потом было перечислено в Вязниковский район.

Гибель погоста преподобного Сергия

Каменный храм простоял в погосте до начала 1930-х гг., когда при советской власти начались гонения на религию. В марте 1930 года малый президиум исполкома Ивановской промышленной области (Владимирская губерния была упразднена в 1929-м и ее территория вошла в состав Ивановской области) постановил ликвидировать церковь в селе Сергиево Пузо Вязниковского района Владимирского округа.

Сделано это было якобы по ходатайствам местных жителей. Последний настоятель Сергиевского храма Александр Васильевич Скандовский, служивший в Сергиеве Пузе с 1918 года, в том же 1930-м был арестован. Каким-то чудом ему удалось выйти на свободу, но в погост он уже не вернулся. Правда, служить ему не давали, и батюшка был вынужден устроиться рабочим на фабрику имени Фридриха Энгельса в поселок Лукново Вязниковского района.

Лишь в победном 1945-м он стал настоятелем церкви в поселке Никологоры того же района, потом священствовал в различных храмах Владимирской области, в том числе в Суздале и Александрове, а завершилась его непростая судьба в селе Эдемское Камешковского района, где отец Александр в качестве благочинного настоятельствовал в старинной Всясвятской церкви.

А Сергиевский храм в Сергиеве Пузе снесли в начале 1930-х гг. до основания вместе с церковной оградой. Однако старое кладбище на месте уничтоженного погоста сохранилось и остается действующим до сих пор. Дорога туда, проходя через топкие места, оставалась труднодоступной, и недавно ее участки вымостили битым кирпичом от одного из разобранных фабричных строений в расположенном неподалеку поселке Серково.

На историческом погосте уцелело несколько старых памятников, наиболее интересным из которых является надгробие из темного гранита 1917 года приходского крестьянина-предприниматели Никанора Григорьевича Шмырова. Рядом с ним хорошо видны остатки фундамента уничтоженной Сергиевской церкви, поросшие травой и кустарником.

Если поискать, то среди обильной растительности можно найти красные кирпичи середины 1820-х гг., из которых был сложен храм. Напротив в лесу близ глубокого оврага просматриваются следы фундаментов домов причта.

Были Комары — стали Бобры

Неподалеку от исчезнувшего Сергиева Пуза (по старому счету — в полуверсте) на поле, поросшем березками и молодыми сосенками, прежде находилась небольшая приходская деревня Комары, которой нет уже более полувека. В 1873 году, например, в Комарах насчитывалось 76 жителей в 10 крестьянских дворах.

Об исчезнувшем селении напоминают тополя посреди поля и остатки снесенных строений, в том числе бетонные плиты и арматура от прежней колхозной фермы. Деревню Комары уничтожил сильный пожар на рубеже 1950-х и 1960-х гг., после чего у обитателей окрестных селений это место было длительное время известно под колоритным, хотя вроде бы и не вполне уместным названием «вязниковская Хатынь».

Бобровая «лесопилка»

Нынешними обитателями бывших Комаров являются многочисленные бобры. Они устроили запруду в ложбине и превратили ее в небольшое, довольно живописное озеро. Вокруг — следы бобровой «лесопилки»: пеньки, подгрызенные деревья, свежая стружка. Повсюду ходы и каналы, проделанные бобрами. Под грунтовой дорогой, по которой проезжают тяжелые грузовики, бобры проложили тоннель для того, чтобы не выбираться на насыпь.

Один из бобровых ходов

Фотография этого инженерного сооружения показывает, что сводчатый тоннель устроен с идеально ровными стенками. Такой и человеку, вооруженному лопатой, сделать было бы весьма непросто. А тут природные инженеры и строители запросто справились с непростой задачей. И что еще более удивительно — тяжелые автомобили на дороге этот тоннель запросто выдерживает!

Рядом с водоемом, которого, кстати, нет ни на одной карте, можно видеть внушительную бобровую хатку — ее самые крупные грызуны Старого Света подготовили к началу зимы. В общем, были когда-то Комары, а стали Бобры…

Николай Фролов

Просмотры:

Обсуждение 3

  • Светлова:

    Очень душевный материал. Сколько у нас забытых деревень. У каждой была своя история.

  • Огромное спасибо автору за эту статью, давно ждал этого материала ! Все мои предки по отцовской линии Дубковы венчались, крестили своих детей, и отпевались именно в храме Сергиевской церкви Пузовского прихода, поскольку исчезнувшая деревня Коровашево к нему относилась. Как жаль, что волею времени и событий многое исчезает с земли русской… Как жаль, что не сохранилась хотя бы одна фотография уничтоженного каменного храма…

  • О жителях с. Сергиево Пузо и о фотографии единственной сохранившейся небезымянной могилы Никанора Григорьевича Шмырова, опубликованной автором в его этой замечательной статье, хотелось бы написать здесь отдельным комментарием !
    Вот, что в своей книге «Конец эпохи. Из воспоминаний и дневников» пишет Олег Анатольевич Платонов — российский экономист, писатель и демограф, публицист и общественный деятель :
    «…К концу XIX века в Вязниковском уезде было 17 фабрик, главным образом ткацких. Самая большая – в деревне Ярцевой – огромная льнопрядильная Товарищества Демидова (около 2 тыс. рабочих). В са-
    мих Вязниках стояла фабрика бывших крепостных Сеньковых…
    Как деловые люди, Сеньковы были авторитетом для всех вязниковских предпринимателей, среди которых был и мой прадед Григорий Данилович Шмыров (1860–1938). Он владел небольшой ткацкой фабрикой в родном селе Высоково (Большевысоково — прим. А. Дубков). В деле с ним, вероятно, были и два его родных брата Василий и Никита (умер в1951-м)…
    (крестьяне Шмыровы Никита Данилович 1879 г. р. и Василий Данилович 1885 г. р. — оба были уроженцами как раз именно с. Сергиево Пузо, проживали там же, а в ноябре1930 г. в один день были арестованы и осуждены Советской властью на 3 года лишения свободы — прим. А. Дубков)…
    Шмыровы имели несколько больших домов, но все жили своим трудом. Григорий Данилович с женой Ириной Ильиничной (1865–1928) имели шестерых детей – Никанора (1883–1917), Анастасию (1885–1932), Наталью (1888–1964), Марию (1892–1979), Алексея (1902–1963) и мою бабушку Пелагею (родные называли ее Полиной или Полей) (1900–1982).
    Никанор был надеждой Григория Даниловича, но его забрали на войну с Германией, откуда он вернулся в цинковом гробу. Хоронили его как героя, на похороны собрались жители со всех окрестных деревень (не сомневаюсь, что на этих похоронах был и мой прадед — коровашевец Дубков Алексей Михайлович (1864-1933) — прим. А. Дубков)…
    Бабушка много раз рассказывала мне о брате Никаноре. У него был хороший характер, его все любили. После него осталось четверо детей…»
    У всего забытого и исчезнувшего есть и поворотная сторона — изучая свои корни и историю малой родины предков,находятся неожиданно всё новые и новые материалы, факты, события, воспоминания, о которых хочется рассказать неравнодушным людям. В своём фильме «Коровашево. История об одной исчезнувшей деревне…»https://youtu.be/48iMQAwcogM я попытался это сделать.
    Сам фундамент Сергиевской церкви сохранился. Кладбище действующее. Хочется верить, что такие интереснейшие статьи приведут когда-нибудь к мыслям о возможности восстановления этого уничтоженного православного храма.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *