16+

Владимирский архипастырь возглавил правительство Украины

А потом окончил дни в нищете и безвестности

О последнем владимирском архиепископе времен Российской Империи Алексии III (Дородницыне) нынешние владимирцы почти не помнят. А зря. Весьма колоритная личность. Это был неоднозначный и противоречивый архипастырь. Его обвиняли в дружбе с Распутиным, он был изгнан с владимирской архиерейской кафедры, возглавил самочинное «церковное правительство» Украины и окончил дни в нищете и безвестности на южной окраине уже развалившейся империи в разгар гражданской войны.

Лучший певец

Будущий владимирский архиерей Алексий III, в мире Анемподист Яковлевич Дородницын, родился в ноябре 1859 года в селе Успенское Славяносербского уезда Екатеринославской губернии в семье диакона. После окончания Екатеринославской духовной семинарии и Московской духовной академии со степенью кандидата Дородницын, обнаружив во время учебы отличные способности, в 1886 году стал преподавателем Херсонского духовного училища.

В 1891-м защитил магистерскую диссертацию «Церковно-законодательная деятельность Карла Великого» и был удостоен степени магистра богословия. В академии будущий архиерей, благодаря прекрасному голосу, считался одним из лучших певцов студенческого хора.

Бахмутское духовное училище, в котором начал свою карьеру будущий владыка

В 1892 году молодой магистр был определен помощником смотрителя Бахмутского духовного училища (в нынешней Донецкой области Украины). В конце 1893 года его переместили на должность екатеринославского епархиального миссионера.

Обличитель сектантов

В 1901-м Анемподист Яковлевич был назначен преподавателем обличительного богословия Черниговской духовной семинарии, а в марте 1902 года принял иноческий постриг с именем Алексия, что тогда открывало успешную карьеру.

7 апреля того же года его рукоположили в иеромонаха и назначили инспектором Ставропольской духовной семинарии. В 1903 году Алексий был назначен ректором Литовской духовной семинарии с возведением в сан архимандрита, а в мае 1904-го — епископом Сумским, викарием Харьковской епархии.

С 1905 года владыка Алексий служил викарным архиереем сначала в Херсонской, а потом в Казанской епархии, где стал ректором Казанской духовной академии. В академии он преподавал историю и обличение церковно-рационалистических сект.

В 1906 году епископ Алексий был награжден орденом св. Владимира III степени, а в 1910-м — орденом св. Анны I степени. В марте того же года преосвященный Алексий стал доктором церковной истории за сочинение «Религиозно-рационалистическое движение на юге России во второй половине XIX столетия».

«Забронзовевший» владыка

В январе 1912 года владыка Алексий получил самостоятельную епархию, став епископом Саратовским и Царицынским. Согласно официальной биографии, преосвященный Алексий «проявил энергичную деятельность по благоустроению епархиальной жизни, был строгим поборником правды и закона, и учительнейшим иерархом для своих пасомых».

На самом деле владыка «бронзовел» не по дням, а по часам, становясь все более самоуверенным и нетерпимым к чужому, несогласному с его мнению. Кстати, в Саратове он издал полное собрание своих сочинений — словно писатель-классик.

Труды Алексия (Дородницына) с его автографами в библиотеке Казанского епархиального управления

30 июля 1914 года император Николай II утвердил доклад Святейшего Синода, которым преосвященный Алексий назначался архиепископом Владимирским и Суздальским.

26 августа с дневным трехчасовым поездом последний владимирский архипастырь императорской России под колокольный звон прибыл во Владимир из Нижнего Новгорода. На вокзале владыку Алексия встречали викарии Владимирской епархии, губернатор Крейтон, городской голова Сомов, представители духовенства и иных сословий.

В качестве владимирского архиерея владыка Алексий, несмотря на ученость, зарекомендовал себя человеком деспотичным и беспардонным. Тучный и грубый, с подчиненным духовенством он не церемонился — как с низшим, так и с высшим. Кроме того, молва упорно приписывала ему связь с всемогущим в ту пору Григорием Распутиным, и, похоже, в слухах была доля правды.

Священник-спекулянт?

Архиерейство Алексия III во Владимире пришлось на время Первой мировой войны, и задачи духовенства по успокоению все более волнующейся паствы с каждым годом становились все более сложными. А негативные личные качества владыки лишь усиливали его отчужденность от владимирского общества.

После Февральской революции 1917 года деспотичный характер и субъективные качества архиепископа Алексия сделали дальнейшее его нахождение на владимирской кафедре невозможным. Распространялись новые слухи о связи владыки с Распутиным.

Архиепископ Владимирский Алексий III (Дородницын)

При обыске в здании Владимирского епархиального управления нашли муку. Говорили, что Алексий III в голодное время спекулировал хлебом. Потом выяснилось, что найденная мука предназначалась братии Рождественского монастыря.

Архиепископ Алексий в марте 1917 года оправдывался в газете «Новое Время»: «Распутина я никогда не видел и лично не был с ним знаком, никогда ни с какой просьбой к нему не обращался ни письменно, ни через третьих лиц. Но сам Распутин упорно домогался знакомства со мной, выступая предо мною ходатаем за разных лиц… Распутина и распутинство я всегда ненавидел и несколько лет боролся с ним». Но ему не верили.

Увольнение владыки

Третьего мая в здании Владимирского епархиального женского училища открылся епархиальный съезд, итог которого был предрешен. Архиепископ Алексий призвал делегатов к работе «по созданию новой церковной жизни» «в духе мира и любви». Но мира и любви там не было.

Из более 350 делегатов лишь преподаватели Владимирского епархиального женского училища поддерживали владыку, да еще небольшая часть занимала нейтральную позицию. Остальные делегаты требовали его удаления.

Съезд постановил: «Удались архиепископа Алексия из Владимирской епархии… как члена «Союза русского народа» и связанного с Распутиным, за деспотическое управление и дерзкое обращение с духовенством…». Обер-прокурору Синода съезд послал соответствующую телеграмму.

Местная пресса приняла известие об отстранении владыки с ликованием. «Совершилось», — гласил крупный заголовок в газете «Старый Владимирец».

16 мая Синод принял депутацию от Владимирской епархии, а уже 18 мая обер-прокурор Львов уволил владыку Алексия.

Вояж на Украину

Архиепископ Алексий, затаив обиду, уехал на Украину. В 1918 году он выступил в Киеве против киевского митрополита Владимира и возглавил братство «Возрождение». При поддержке Центральной рады из братства возникла Всеукраинская церковная рада, которую возглавил владыка Алексий, прежде имевший репутацию черносотенца. Всеукраинская церковная рада считалось «временным правительством» Украинской церкви.

Самочинное «церковное правительство» начало переустройство уклада церковной жизни в епархиях, посылая туда «украинских комиссаров». Воспрещалось поминовение во время  богослужения всероссийского патриарха Тихона, а вместо него приказывали поминать «Всеукраинскую церковную раду» и ее главу архиепископа Алексия.

В адрес митрополита Киевского Владимира посыпались оскорбления и угрозы. На членах «рады» и архиепископе Алексии лежит доля вины за убийство митрополита Киевского Владимира, против которого они настроили часть братии Киево-Печерской лавры. После убийства митрополита Алексий был запрещен в служении.

Оказавшись на территории, занятой Белой добровольческой армией, архиепископ Алексий принес покаяние и в ноябре 1919 года скончался под Новороссийском всего лишь в 60-летнем возрасте.

Митрополит Евлогий (Георгиевский)

Труп в сарае. О погребении владыки Алексия писал в своих мемуарах глава Русской зарубежной православной церкви митрополит Евлогий (Георгиевский): «…Дошел до меня слух, что от паралича сердца скончался в маленьком новороссийском монастырьке архиепископ Алексий Дородницын. Епископ Сергий [Лавров] человек мало распорядительный, относительно погребения никаких приказаний не дал, и труп в одном белье пролежал дня три в сарае. Я сказал об этом владыке Сергию и предложил поручить мне отпевание. Он с радостью согласился. Жду-жду… покойника все не привозят. Наконец, показались дроги в одну лошадь, на них огромный гроб, на гробе сидит возница; за дрогами идут два-три монаха. Я вышел встретить жалкую процессию. Огромный гроб был так тяжел, что его едва-едва смогли поднять. В церкви открыли крышку… — архиепископ Алексий лежал неубранный, в старом подряснике, в епитрахили. Благодаря морозу разложение еще не наступило… После отпевания спрашиваю: «Где могила?» Оказывается — на краю кладбища в заросли кустов. Мы долго пробирались по сугробам, увязая в снегу… Погребение архиепископа Алексия… показало мне всю тщету честолюбия, властолюбия…». Место погребения архиепископа Алексия давно затеряно.

Николай Фролов

Просмотры:

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *